www.k-rsk.info www.k-rsk.info  
  Главная  
  Новости  
  Фотоальбом  
  Статьи  
Загородный дом
Загородный дом - реальность или мечта? Выбираем место для дома Проблемы перепланировки Ипотека - что, где, когда? Новостройки и инвестиции
Случайное фото
Утро
Утро
Утро в Красноярске
День города
Гость
Забыли пароль?
Имя
Пароль
Сегодня с нами
Время сплошное, кровавое
   Красноярский гарнизон в первые годы своего существования жил тревожной и тяжелой жизнью.

   После основания острога к нему отошла территория по Енисею выше Казачинского порога и бассейн реки Качи. В состав нового Красноярского уезда вошли («были поворочены от Енисейскова уезда») ясачные земли: Арийская, Качинская, Яринская (Буклинская), Кашинская, Камасинская, Канская (Котовская), Братская и прилегавшие к ней Саянская и Кайсотская. Тубинская и Моторская землицы также входили в состав Красноярского уезда, но под давлением киргизов не раз отказывались платить ясак. Все эти землицы были ранее в подчинении киргизов, поэтому постройка острога в устье Изыр-Су вызвала у них, терявших в связи с этим значительное количество ясакоплательщиков, бешеную злобу, и они принуждают бывших своих кыштымов — аринов, качинцев, — напасть на острог, который был еще не достроен. Это нападение было совершено, как мы уже знаем, 26 июля 1628 г. и положило начало длительной, очень тяжелой борьбе с большими потерями для обоих сторон.

   Сведения об этом вооруженном столкновении в разных источниках расходятся. Г. Ф. Миллер в своей «Истории Сибири» (т. II, с. ,52) пишет: «Пока происходила постройка острога, татаровя, подстрекаемые киргизами, восставшими против Томска, 26 июля напали на Красноярск. Излишняя храбрость побудила многих служилых людей выйти в поле, где они были окружены неприятелем и по большей части побиты». Однако сами красноярцы в своей челобитной не говорят о таких потерях со своей стороны. «На острожной, государь, ставке, — сообщают они, — качинские и арийские и тюлькинские татарове приходили к острогу войною в ку-яках и в пансырях. И у нас, холопей ваших государевых, с ними бой был. И ранили на том бою, моей, Ивашковой, сотни Колцовой, Васку Яковлева Чермнова; да моей, государь, сотни Ермолки Остафьева, ранили Куску Степанова. А мы, государь..., многих мужиков побили
и переранили. И бились мы, холопи ваши, с нпмл явственно, и с тое, государь, поры те качинские и арийские и тюлкинские мужики все покочевали от острогу прочь в степ вверх по Енисею».

   Думается, что в этом случае следует склониться на сторону показаний свидетелей и участников событий, т. е. красноярцев.

   В ответ на это нападение, как было сказано выше, сразу же после постройки острога 17 августа была отправлена карательная экспедиция в сто сорок человек во главе с атаманом Иваном Кольцовым на киргизов.

   «И Иван Колцов с служилыми людми ходил войною вверх Енисея и их, идучи, кыргызов и аринцов, и качинцов, и иных землиц людей повоевали и многих побили и языки поймали». Среди этих пленных была и княгиня Кулера — «князю Ишею теща, а князю Иженею тётка». Тогда же, 23 августа 1628 г., под Красноярском «Атаман Ермак Остафьев съехался на пашнях с арийскими людми, которые не успели уехать в кыргызы и с ними бой был. И на том бою... служивые люди многих арийских людей побили и переранили и языки поймали».

   Эти походы обезопасили красноярцев на два года от нападения киргизов. Подгородние племена стали регулярно вносить ясак в Красноярск.

   Первая попытка объясачить население, живущее по Кану, красноярцы предприняли еще при первом воеводе Дубенском, который сразу же после постройки острога, в августе 1628 г., отправил на Кап атамана Ермака Остафьева с полусотней человек. Спустившись по Енисею до устья Кана и поднявшись по Кану до Араксеева порога, служилые поставили там зимовье и объясачили канских остяков-котовцев, возглавлявшихся князцами Тымаком и Темсеником.

   В 1629 г. отряд красноярцев, двигаясь вверх по Кану, пришел на Камасинскую землю и камасинский князец Байга со своими людьми принял русское подданство. Но из-за недостатка снаряжения и провианта служилые не остались «годовать» в Канском зимовье, и оно запустело. Тогда же стало известно, что сбор ясака в долине Кана у красноярцев оспаривают кочевавшие невдалеке тувинские князцы Коян и Сойт, моторский князец Шижеляк, а также бывшие с ними сборщики ясака алтын-хана и джунгарского контайши. В это же время на Кане появился и енисейский атаман Иван Галкин, погромивший местные племена и забравший у них приготовленные для ясака красноярцам двести соболей.

   Чтобы прогнать своих конкурентов, в феврале 1630 г. на Кан прибыл отряд красноярцев в 150 человек во главе с атаманом Дементием Злобиным.
Красноярцам пришлось в тяжелой обстановке выступить на защиту своих ясакоплательщиков, котовцев и асанов, которые до основания были разорены тубинцами и моторцами и лишились всего имущества вплоть до корнекопалок. Эта карательная акция также являлась возмездием за убийство тубинцами в конце 1629 г. ясачных сборщиков из Красноярска — Потапа Иванова, Якима Ругодивцева и толмача Ивана Бабушкина, прибывших на Кан за ясаком.

   В результате решительных действий красноярцев тубинцы и моторцы были разгромлены. Несколько князцов с приближенными попали в плен, раненый Коян еле спасся бегством. Правда, верные наставлениям Москвы обходиться с туземцами без жестокости, красноярцы пытались избежать кровопролития и стремились только к тому, чтобы захватить в плен тубинского князца Кояна, но эта попытка обошлась некоторым из них довольно дорого: «И тут... на поимке ранили служилых людей: пятидесятнике Гришке Семенову из лука пробили руку левую, у нево ж груди пробиты с левую сторону; ранили служилова человека Семейку Кузнеца, рука пробита левая, он же по грудям ранен; служилой человек Стенька Плехан по брюху из лука; Васка Потапов в левую ногу, в стегно». Вынужденные обстоятельствами, красноярцы приняли бой. Послужной список составленный по горячим следам этого боя, говорит о смелых действиях красноярцев против многократно превосходившего числом противника. На этом бою «взял пятидесятник Гришка Сикерин да пятидесятник Ивашко Андреев князца моторского Кузпеша, да и самово ево, Гришку, ранили двемя стрелами. Да тут же на бою взял служивый человек Ивашко Обеднин князцова сына Орле. Да тут же взял на бое атаман Демка Злобин с служилыми людми моторского мужика Саптачея да тубинскова мужика Аяптаса, да моторского мужика Чад... И за теми, государь, языками взяли у них аманатов в Красной острог детей своих. И за теми... аманаты, тебе, государю, в Красной острог ясак дали».

   Как свидетельствуют документы, русские служилые люди в боях очень неохотно прибегали к убийству, все время стараясь обезоружить и захватить в плен туземную знать. Захваченные в плен и сидящие в заложниках князцы, их дети, братья и «лутчие улусные мужики» являлись надежной гарантией уплаты ясака их сородичами. За остальных пленников можно было получить «окуп».

   Необходимо отметить, что в XVII в. в русской терминологии существовала, так сказать, определенная шкала смертей и ранений. Если говорили убит, но не добавляла что «до смерти», значит человек был просто ранен. Если говорили застрелен, то это вовсе не значило, что убит в том смысле, в каком понимаем это мы. Приведем выдержку из документа 1635 г.: «В прошлом во 143-м годе на приходе под Красной острог кыргызов ранен на том бою Семейка Андреев, застрелен в правую ногу в колено. Дениско Ильин застрелен в правое плечо. Мишка Ульянов ранен стрелою пониже локтя. Тимошка Фомин ранен, застрелен в грудь повыше левой титки».

   Смелое поведение красноярцев против «государевых изменников и ослушников» скупые строки послужных списков характеризуют несколькими словами, указывающими на действия воина в описываемом бою. Против каждого имени, упоминаемого в отписке, которая рассказывает о боевых действиях, стоят слова: «тебе, государю, служил и бился явственно» и, если упоминаемый участник боя чем-то конкретно выделился из поведения основной массы войска, то добавлялось, что этот воин либо «мужика убил», либо «мужика жива схватил», либо «коня под мужиком убил».

   Пока красноярцы пытались расширить сферу своего влияния и укрепиться на Кане, киргизские и тубинские князцы возобновили военные действия, прекратившиеся было после поражения, которое понесли от русских в 1628 г. они и их кыштымы, арины и качинцы. 13 августа 1630 г., «собрався со всеми землицами», они разорили Арийскую и Качинскую землицы, угнали местное население, сожгли и вытоптали под острогом яровые посевы, угнали 25 лошадей, принадлежавших русским, и предполагали тот же час «итти под Томской город войною».

   Красноярский атаман Злобин со своей сотней поднялся на судах «наспех» по Енисею за уходящим неприятелем и завязал с ним бой. Через пять дней отряд подошел к Саянской земле и в двухдневном сражении «учинил шкоту большую» объединенным силам киргизов, моторов, тубинцев и саянцев и сорвал их поход на Томск.

   Вернувшиеся в результате этого похода на свои кочевья подгородние.аринцы в мае 1631 г. поймали в своих улусах двух киргизских лазутчиков и доставили их в Красноярск. «И те мужики в роспросе сказали: прислали де их кыргызы князец Ишей да князец Иженей, да князец Табун, а велели высмотрсти где стоят государевы ясачные люди арийской князец Татушок з своими улусными и качинской князец Талбирсйко и ястытцы... И как они тово всево досмотря, где стоят твои, государевы, ясаш-ные люди и много ли в городе служивых людей, и было кыргызам по тем вестям ходити с улусными людми под Красной острог и ночью хотели зажигать острог, а твоих государевых ясачных людей хотели всех до конца разорити и безвестно пришед побить».

   Красноярский воевода Архип Акинфов «не хотя их попрежнему разорение видети, как их прежде всего разорили... изменики киргизы в прошлом в 138-м году... и послал... из Красново острогу атамана Дементия Злобина и с ним восмдесят человек служилых людей, да с ними же был послан аринсково князца Татуша сын Абык, арийской же князец Абытай, да качинской князец Талбирей, а с ними... ясачных людей сто человек».

   Как видим, против киргизов выступила на стороне русских и часть местного населения. И, как свидетельствует отписка красноярского воеводы в Москву и послужной список при ней, действовали они довольно активно. В результате похода «кыргысково князца Иженея (улус) взяли весь, й жену ево, Иженейкову, взяли з двоемя сыновьями да з двоемя дочерми ж и в Красной острог привели». Все захваченные пленные, по случаю ликвидации Красноярского острога, были доставлены в Томск.

   Решение Москвы «свести» Красноярский острог дорого обошлось красноярцам. Летом 1632 г. киргизы, зная, что в Красноярске половина гарнизона выведена в Енисейск, «набегали водою до острога и побили подгородних татар». К этому еще добавилось то, что томские воеводы Пронский и Татев по своим соображениям отпустили пленных киргизов. Естественно, что после этого набеги возобновились, и русское и ясачное мирное население понесло тяжелый урон. Красноярцы потом с возмущением писали в Москву, что освобождение пленников развязало киргизским князцам руки, и требовали передачи Красноярска в подчинение тобольских властей.

   Злополучное решение правительства в августе 1630 г. о выводе половины красноярского гарнизона в Енисейск нанесло серьезный ущерб обороне всего Красноярского уезда. Хотя это решение и было отменено в январе 1632 г., енисейские воеводы не спешили возвращать в Красноярск бывших у них 150 красноярских служилых людей. Это прекрасно было известно киргизам, н в 1634 г. они дважды осаждали Красноярск.

   Пытаясь сорвать ожидаемый набег, красноярский воевода Никита Карамышев в июне 1634 г. отправил в поход Милослава Кольцова, который дошел до Тубы и разбил кашинцев, но на обратном пути вынужден был отбиваться от преследовавших его тубинцев и моторцев, и поход не достиг цели.

   11 августа 1634 г. «киргиские люди собрався со многими немирными землицами: с мугалами и с тубинцы, и с моторцы, и с точигасы» силами до тысячи человек на судах подошли к острогу и осадили его. В остроге в то время находилось всего 120 человек с двумя пушками. Красноярцы в течение четырех дней успешно оборонялись и во время одной вылазки даже отбили захваченный неприятелем скот.

   Спустя два месяца набег повторился, 16 октября киргизский князь Бехтеней вновь осаждал Красноярск и разорял окрестности. Киргизам удалось выжечь две русские деревни под Красноярском и уничтожить 46 русских и 40 ясачных людей, не считая членов их семей. Одних пашенных крестьян с женами и детьми погибло 70 человек.

   Зная тактику киргизов, которые, прежде чем напасть на русских, появлялись в подвластных им землицах, громя своих бывших кыштымов, красноярцы настороженно следили за поведением подгородних татар и по многим внешним признакам безошибочно угадывали о грозившей опасности. Когда, например, служилые люди не заставали плательщиков ясака «на их прежних житьях», то «от воров киргиз... людем в их великого государя городех... и уездах доброго ничего, опричь войны и разгрома не ждем». Киргизы же «по вся годы в работное и летнее время хлебново жнитва и сенокосу приходят под Красноярской войною, а в ыные времена, когда с войною не приходят, и они, киргиские князцы, посылают для отгону всякова скота немного своих улусных воровских людей.,, села и деревни жгут и всякой скот отгоняют и людей побивают до смерти». Поэтому жители острога, каждый год ожидающие набега киргизов, «лошадей и коров и всякой скот пасут от Красноярска в блиских местах в день, а в ночь держут в городе, а хлеб, сжав, везут в город же».

   Первоначальный красноярский гарнизон был исключительно пешим. Однако охрана степных границ, имевших большую протяженность, требовала конницы. Еще при Акинфове красноярцы, обрисовывая обстановку, сложившуюся вокруг их острога, докладывали царю: «и нам, холопем твоим, тех твоих государевых ясашных людей невеликими людми оберечь не мошно, што кыргызы—люди конные, а нам, холопем твоим, пешим, тех твоих государевых ясачных людей оберегать не уметь, што ясаш-ные люди живут на степе, места, государь, пошли не лесные и пешим оберегать не уметь». Поэтому в 1635 г. красноярский воевода Никита Карамышев получил предписание из имеющегося состава служилых людей сформировать конную сотню. Ему предлагалось «прибрать в конные казаки сто человек... добрых и не воров, которых бы с... конную службу стало и учинить им оклады против тобольских и томских казаков». Оклады конным казакам были выше, чем пешим, на два рубля с полтиною. На лошадей конным казакам выдавался овес. Разница в окладах объясняется тем, что на конного казака ложилась вся тяжесть содержания коня: владелец должен был обеспечивать коня на зиму сеном, ковать его и т. д.

   Формирование конной сотни легло тяжким бременем на плечи красноярцев, разоренных до основания в тот год двумя киргизскими набегами. Дело в том, что конные казаки должны покупать лошадей, сбрую и остальное на свой счет. В Красноярске лошадей не было, да и ехать покупать их в Томск «по двадцать и по пятнадцать рублёв ради тое босоты и скудости» не на что. Кроме того, от первоначального гарнизона осталось только 248 человек, а «в те упалые 52 места, которые побиты и своей смертью померли... не прибрано». Здесь же челобитчики жалуются на убийство киргизами пашенных крестьян, угон скота своего и местного населения, на уничтожение киргизами урожая, на то, что они стали «совсем наги и босы и вконец погибли». Заключают челобитную красноярцы просьбой выдать им денежное жалованье, «чтоб нам, холопям твоим, твоей государевы службы не отбыть и в конец не погинуть и врозь не разбрестись».

   На эту челобитную царь ответил грамотой в Томск воеводе Ивану Ромодановскому, которому указал «высмотреть» все в Красноярске и, если действительно дело обстоит так, как пишут челобитчики, послать из Томска в Красноярский острог «наших служилых людей, сколько будет человек пригоже». Но Красноярск так и не дождался помощи от Томска.

   А с выплатой денежного и хлебного жалованья в Красноярске действительно обстояло хуже некуда. «А в иных, государь, сибирских городех, — сетовали красноярцы в 1647 г., — жалуют служилых людей твоим государевым жалованьем денежным и хлебным впредь в настоящий год (т. е. за текущий год), а нас, государь, холопей твоих, жалуют твоим государевым жалованьем все за прошлые годы, а впредь нам твоего государева жалованья не дают, а хлебным, государь, жалованьем мы, холопи твои, и на прошлые годы многие не пожалованы, а в твоей де государевой службе тем не отназываем, всегда де на твою государеву службу готовы».

   Ввиду неаккуратной присылки денег воевода никогда жалованья «сполна не давывал, а давал де на разные сроки малые дачи, а не сполна», «не в равенство, и кому много, а и иному мало, а иным ничего».

   Для всех служилых людей подспорьем к неаккуратно выплачиваемому жалованью являлась военная добыча, а особенно военнопленные — ясырь. Отсюда и постоянные «задоры», в которых киргизы и монголы обвиняли красноярцев, «задоры», позволявшие под предлогом войны «громить» юрты кочевников и захватывать пленных, за которых по окончании военных действий служилые требовали «окуп» в размере двух сороков соболей за каждого «полоненника».

   Служба красноярцев «без государева денежного и хлебного жалованья» приводила к тому, что «в Красноярском людишки нужные и бедные, по два и по три на одной лошади, а иные пеш всегда бродят и запас на себе таскают нартами, оголодают, и от того голоду всегда ратные люди от киргиз погибают, а недругу в посмех, что государевы ратные люди голодни в их землю приходят, и отходя, по дороге погибают без хлебных запасов». Но несмотря на такое тяжелое положение, гарнизон Красноярска, в основном, в течение всего XVII в. был постоянным. В 1693 г. красноярцы сообщали: «В прошлах годех служили они в Красноярском городе всякие государевы службы годов по тритцети и по сороку и по пятидесяти и болши». Рядовые казаки Иван Шувайко, Иван Трофимов, Спиридон Трофимов, десятник Иван Байкал прослужили в Красноярске, например, по тридцать лет, а отцы их — по 50. На всем протяжении XVII в. в Красноярске преобладало русское население из поморских и других городов. Численность гарнизона в течение тридцати лет также почти не менялась, в 1657 г. гарнизон насчитывал 370 человек.

   Правительство неоднократно делало попытки пополнить красноярский гарнизон ссыльными, как русскими, так и пленными «иноземцами»: поляками, литовцами, немцами и др. Однако ссылка в Красноярск различных преступников не увеличивала гарнизона. В середине века красноярский воевода Михаил Скрябин писал царю: «а что по твоему государеву указу ссылаются в Красноярский острог за всякие вины московские стрельцы и мошенники, и всякие люди, а велено им служить твоя государева служба... и те, государь, все ссыльные люди, которые в службе, взяв твое государево денежное и хлебное жалованье, проживают на квасу ежегодно и зернью проигрывают... и те ссыльные служилые люди от службы... бегают из Красноярского острогу беспрестанно». Иностранцы ссылались в Красноярск единицами и на численность гарнизона, которому беспрестанно приходилось обороняться, естественно, не влияли.

   А немногочисленность гарнизона существенно сказывалась на жизни" острога, подвергавшегося частым нападениям. После осады 1634 г., в начале мая 1635 г., в Красноярск прибежал угнанный киргизами ясачный подгородний татарин Кошпан и сообщил воеводе о сборах киргизов к новому набегу. Воевода выслал навстречу киргизам отряд служилых людей, которые две недели поднимались на стругах по Енисею, затем вышли в степь и в пешем строю через три дня подошли к Июсу, где столкнулись с киргизами и кызыльцами. Бой шел с полудня до вечера. Красноярцы разбили неприятеля, отбили захваченное ими у красноярцев в 1634 г. огнестрельное оружие, сорок лошадей и захватили пленных. Но и после этого поражения киргизские князцы все же прислали к аринам «кызыльских мужиков» и, как уже ранее сообщалось, в июле 1635 г. угрозами побудили арийских князцов Кузея и Тетюгу уйти со своими улусами в киргизские степи. При этом арины угнали у красноярских служилых людей и крестьян 120 лошадей. Отряд Злобина гнался за ними до Июса, где отбил 50 лошадей. В этом бою был убит Кузей.

   14 сентября 1635 г. отряд киргизов и изменивших аринов и качинцев подошел к Красноярску и угнал 34 лошади пашенных крестьян, 109 лошадей служилых людей и 110 лошадей у ясачного населения. При этом был убит служилый человек, промышленный человек, три крестьянина и «крестьянская жонка да малой».

   В результате этих набегов под Красноярском остался, как мы знаем, только улус арийского князца Татуша и улус ястинцев, да и то среди них, как сообщал Карамышев, «учинилась шатость большая».

   Бесконечные погромы киргизских князцов исчерпали меру терпения красноярцев. В декабре 1635 г. Сибирский приказ получил от Карамышева отписку с настоятельной просьбой вернуть из Енисейска девяносто красноярских казаков, все еще остававшихся там с 1631 г. Он указывал, что киргизским князцам прекрасно известна малочисленность красноярского гарнизона, почему они угрозами и «поймали себе ясачные землицы». Напоминал Карамышев и о том, что трижды безрезультатно просил енисейские власти возвратить красноярских казаков, и что «в Красноярском... остроге гулящих никаких людей нет, прибрать в то место неково». В заключение он сообщал о «великом недоборе» ясака как следствие недостатка в людях.

   В мае 1636 г. красноярские служилые люди подали новому воеводе Федору Мякинину сразу шесть челобитных, которые он отослал в Москву. Перечисляя походы и сражения, в которых они принимали участие, красноярцы жаловались на многочисленные «нужды»: на малочисленность гарнизона и учреждение конной сотни, у которой не раз уже кочевники угоняли лошадей, купленных дорогой ценой самими казаками («с себя зипуны продавали»), на задержку в доставке хлебного, соляного и денежного жалованья, на недостаточное снабжение порохом и свинцом, на дороговизну товаров в Красноярске, куда «ни какие русские товары не заходят», и на отсутствие «воинской збруи» (панцирей, шлемов и т. д.), без которых они терпят урон в боях с киргизами, одетыми1 в куяки. На все эти жалобы, протесты и нарекания Сибирский приказ ответил грамотой в Томск и Енисейск с требованием вернуть всех красноярских служилых.

   Во втором полугодии 1635 г. Мякинин начал переговоры с киргизским князцом Ишеем через служилого Самсонова о выдаче киргизами угнанных ими аринов и качинцев.

   1636—1638 гг. для красноярцев прошли относительно спокойно. Эта передышка позволила красноярской администрации предпринять попытки укрепиться на Кане и Тубе, чтобы разъединить киргизских и тубинских князцов.

   К приезду в Красноярск Мякинина в 1636 г. почти все ясачные земли по Кану и вверх по Енисею захватили киргизы и тубинцы. Мякинин в своих отписках в Москву предлагал поставить остроги на Кане и в устье Тубы, «потому что тубинских людей кочевья на той реке Тубе, а киргизы кочуют по другую сторону Енисея, и от реки Тубы вниз днища с три и ис тово де острогу над тубинскими и над киргискими людьми всякой промысел учинить будет мочно, и киргиским и тубинским людем от тово острогу утеснение будет великое и под Красноярской острог войною и на ясашных людей и в Кан ходить будет нельзя, и сходитца киргизом с тубинцы негде, потому что кочевья свои им под тем острогом метать от служилых людей будет страшно». Далее он сообщал: «Ко-товская... и Камасинская и Осанская землицы тем и потеряны, что у Кану острогу не поставлено, а служилых людей для оберегания тех землиц на годовой (службе) в Кану не было». Для этой цели Мякинин предлагал увеличить численность красноярского гарнизона с трехсот до пятисот человек с тем, чтобы можно было ежегодно рассылать по этим острогам 100—150 человек.

   Сибирский приказ предложение Мякинина поддержал указом от 7 ноября 1636 г., но томскому воеводе Ромо-дановскому велел поддерживать Мякинина лишь «смотря по тамошнему делу и по своему высмотру». Нечего и говорить, что томский воевода и не думал усиливать красноярский гарнизон за счет своих служилых людей.

   Не дождавшись помощи из Томска, Мякинин по своей инициативе 5 октября 1636 г. на реке Кан «у брацково перевозу» вместо старого зимовья поставил острог, названный Канским. В 1638 г. он послал в устье Тубы служилых людей ставить острог и выделил для него сто человек годовалыциков. Но киргизы настолько агрессивно восприняли это мероприятие русских, что им пришлось уйти с Тубы.

   Движение русских отрядов к Тубе и обострение отношений русских с киргизами вынудило часть аринов, бывших у киргизов, вернуться на свои кочевья под Красноярск. Но в июне того же 1638 г. они, узнав о намерении киргизов напасть на Красноярск, вновь ушли к киргизам. Однако это нападение состоялось через год, в июне 1639 г. Малочисленный красноярский гарнизон нападение отбил, но ясачное подгороднее население, которое еще оставалось под Красноярском, «отъехало в Киргизы без остатку» и угнало скот русского населения. В апреле 1640 г. отряд красноярцев в 150 человек пытался вернуть аринов, качинцев и ястинцев и после боя отбил улус ястинского князя Абалака. Но в это время тубинский князец Унгур «подговорил к измене» ясачных котовских людей и сжег Канский острог с десятью служилыми людьми.

   В мае 1640 г. тубинцы с аринами, качинцами и капскими людьми подошли под Красноярск и попытались угнать скот из-под острога, а затем прошли вниз по Енисею и осадили деревню Есаулово, где в бою погибло четверо служилых людей и пятеро крестьян. После этого красноярский воевода, по-прежнему имевший в своем гарнизоне 250 человек, снова просил Сибирский приказ увеличить его численность вдвое. Томский воевода Клубков-Моссальский поддержал его, но, как и раньше, Сибирский приказ распорядился ограничиться посылкой в Красноярск подкрепления из состава томского гарнизона.

   В июле 1640 г. красноярский воевода Баскаков был извещен бежавшими от киргизов ястинцами, что киргизы, получив известие о предполагавшемся походе против них служилых людей из Томска, «стоят все в зборе вверх Абакану реки» и держат угнанное ясачное население «за крепкими караулами», так как арины и качинцы после апрельской победы красноярцев хотели вернуться на «старые свои юрты». Но поход этот был отложен, и осенью киргизы обошли Красноярск и напали на деревни Енисейского уезда, угнав оттуда скот.

   Красноярцам пришлось вновь выступить против киргизов. Отряд атамана Милослава Кольцова ушел из Красноярска вверх по Енисею, а отряд атамана Елисея Тюменцева отправился восстанавливать Канский острог. В сентябре на Сисиме Кольцов разбил киргизских и арийских князцов, а в декабре котовских, а Тюменцев восстановил Канский острог «со всякими крепостьми». В январе 1641 г. он вместе с отрядами Злобина и Кольцова выступил против канских, асанских и камасинских князцов. Воевода Баскаков писал, что после ожесточенного, длившегося весь день сражения около Канского острога все улусы вновь согласились платить ясак и выдали аманатов.

   В марте 1642 г. Тюменцев совершил из Красноярска успешный поход на лыжах на кызыльских, ачинских и арийских «непослушников», которых разбил при слиянии Белого и Черного Июсов.

   31 июля 1642 г. 225 красноярцев под командой ротмистра Коловского и атамана Кольцова вышли из Красноярска «на сход» с томичами, которые со своим предводителем.Иваном Кобыльским ждали их на Июсе. Конные казаки с примкнувшими к ним аринами и качинцами шли «горой», а пешие в стругах по Енисею. В устье Сыды, на «Сыдинских перевозах» отряд красноярцев столкнулся с кашинцами, бохтинцами и моторцами, спешившими также на Белый Июс на помощь киргизам, с которыми Кобыльский, соединившись с конным отрядом красноярцев, шедших на стругах, уже завязал сражение. Красноярцы, разгромив противника, стали угрожать коренным улусам киргизов.

   Весть о победе красноярцев опередила их самих, и киргизы, узнав о поражении союзников и угрозе своим кочевьям, прекратили сопротивление и признали себя побеждёнными. После этого киргизы дали шерть «навечно» и выдали аманатов. Борьба с киргизами прекратилась на 25 лет. Постепенно красноярские подгородние ясачные люди возвращаются на свои кочевья.

   После разгрома киргизов красноярская администрация направила все силы на покорение Братской земли. Братские князцы считали население по Кану своими кыштымами и оспаривали у русских сбор ясака с них. В августе 1645 г. красноярцы разгромили могущественного бурятского князца Оилана, а в 1647 г. на Уде Тюменцев поставил Братский острог. Вначале его именовали Покровским, но позднее за ним закрепилось название Удинского.

   Установившийся мир и спокойствие над Красноярском через десять лет были внезапно нарушены тревожным сообщением из Киргизской земли, куда в 1652 г. внезапно во главе пятитысячного войска явился монгольский алтын-хан Омбо-Эрденн с сыном Лоджаном, преследуя восставшего племянника Мерген-тайшу. Те и другие монголы подвергли киргизов и другие племена Минусинской котловины грабежу и разорению. Киргизы, тубинцы и их кыштыми в паническом ужасе «от алтына-царя ... разбежались в камень (в горы) и в черные леса». Часть беглецов явилась под самые стены Красноярского острога и известила воеводу Матвея Аничкова о том, что грозный завоеватель собирается войною на Красноярск. Красноярский гарнизон, имевший всего «с полтретья ста (250) человек да подгорных татар человек с полтора ста» встревожился. Для выяснения обстановки в Киргизской земле воевода отправил сына боярского Степана Коловского. Ему же поручалось, в случае подтверждения этих слухов, идти к алтын-хану, напомнить о подданстве русскому царю и потребовать немедленного освобождения русской территории.

   Опасаясь за жизнь Коловского, киргизы его в ставку алтын-хана не пустили. Однако 29 ноября 1652 г. к Коловскому прибыл посол алтын-хана Мерген-Деге. Коловский в самой решительной форме потребовал, чтобы он предупредил своего владетеля, что войска четырех русских городов находятся в полной боевой готовности и ждут только сигнала о выступлении против монголов. Страх перед русским «вогненым боем» заставил алтын-хана уйти за Саяны.. В следующем 1653 г. Красноярск снова был встревожен вестями, которые принесли в острог тубинцы, о предполагаемом нашествии в Киргизскую землю Лоджана, который в этот момент уже сменил на троне престарелого отца и сам стал алтын-ханом. Но, видимо, поход не состоялся, так как ни в каких документах это не отражено.

   Осенью 1656 г. Лоджан появился внезапно в пяти днях пути от Красноярска с семитысячным войском. Тубинцы, прибежавшие под острог, посеяли в нем настоящую панику. Но, пробыв до июля 1657 г. в Киргизской земле, Лоджан так и не решился напасть ни на один из русских городов.

   Красноярский воевода Михаил Скрябин, пытаясь устранить опасность, нависшую над городом, послал 24 марта 1657 г. пятидесятника Родиона Кольцова к Лоджану с соответствующими инструкциями. Кольцов должен был напомнить ему, что его отец Омбо-Эрденн клялся русскому царю не приходить на русские ясачные земли и не собирать с них ясак.

   Лоджан принял русского посла довольно неприветливо и на приеме не спросил, как полагалось по этикету, о «многолетнем здравии» русского царя. После того, как Кольцов «вычел титлу», т. е. перечислил псе титулы русского царя, он сразу же перешел к делу, и стал упрекать Лоджана и его отца Эрдени в несоблюдении ими шерти, а посему: «С государевой Киргиской земли ныне сойди и впредь на государеву землю не приходи, тем де на себя государева гнева не наводи, а киргизы и тубинцы, и алтырцы, и керетцы учинились государей наших в вечном холопстве, и ты с них большие запросы (ясака) остави».

   Но на это Лоджан довольно едко ответил, что «зазря де о том государев воевода послов посылает да и в наказах пишет, что де отец мой шертовал... отец де мой хотя и шертовал, он де стар... а я не шертовал. А то де пишет, что учинился отец мой в подданстве. Когда де царь царю бывает в подданстве? Когда де царь царя возьмет войною, тогда и бывает в подданстве... А что де пришел на государеву Киргискую землю и государевых людей разоряешь и разгоняешь. Какая де земля вашева государя? Земля де из веку наша. Как Красноярской острог был не поставлен и до тех мест киргиские и тубинские князцы и кыштымы и качинцы, все были отца и деда ево, Лоджановы, и давали ясак. Или де сойти с земли! Так де из избы выживают собаку: вон де вон! А я де пришел на свою землю и сойду собою».

   После длительного перепирательства посол из Красноярска пригрозил Лоджану войною. На это Лоджан ответил: «Я де мириться рад и на бой готов. Вы де люди и мы де не жонки, и вы де скажите на котором месте быть бою». Со своей стороны Лоджан потребовал от русских выдать ему бежавших от него под Красноярск тубинцев. Кольцов от имени воеводы ответил ему решительным отказом, ссылаясь на то, что тубинцы — русские подданные и что «по государеву указу их выдавать не велено и тебе до них дела нет». Тогда Лоджан вызывающе заявил, что если ему не выдадут этих тубинцев, то он сам пойдет их «сыскивать»: «И... своих людей пойду сыскивать... мимо государевы городы, и... государю хлеб вытопчу или де сена потравлю... кто де своих людей не сыскивает?». На этом переговоры прекратились, и Кольцов вернулся в Красноярск.

   Воевода Скрябин собрал рать в 450 человек, считая и подгородних татар, и решил выступить против алтын-хана. Правда, к нему должны были примкнуть тубинцы, кочевавшие под острогом. 15 июля 1657 г. воевода «сказал службу» своей рати и, «прося у бога милости, почал с людми собираться в поле». Когда войско отошло от Красноярска на «полднища», к Скрябину «прибежали» тубинские князцы Базырбай и Точи и известили его, что Лоджан, узнав о выступлении против него русских войск, ушел к себе.

   После событий 1656—1657 гг. Лоджан до 1663 г. в Киргизской земле не появлялся. Красноярцы же, потерявшие покой в результате этих нашествий, принялись перестраивать свой острог. В 1659 г. красноярский посад был обнесен сплошной острожной стеной и получил название большого города. За острогом были вырыты и насыпаны земляные валы. На новых острожных башнях были установлены тяжелые пушки.

   В 1663 г. осенью Лоджан, спасаясь от теснивших его калмыков, снова появился в Киргизской земле. На этот раз он прибыл не только с войсками, но «и со всем своим кочевьем, со всеми людми». Этот приход явился для местного населения еще большим бедствием, чем все предыдущие. Четверо ясачных сборщиков из Красноярска были схвачены в одном из улусов. Двое были убиты, а двум удалось спастись бегством. Впоследствии они рассказывали о разграблении Киргизской земли: «От то-во де грабежу половина ясашных людей с голоду померли и много де ясашных людей на дороге от голоду мертвых наезжали, а многих мугалы побили до смерти».

   И снова над Красноярском нависла смертельная опасность. Оголодавшие туземцы, прикочевавшие под острог, представляли серьезную опасность, заставлявшую гарнизон быть все время начеку. Весь скот крестьян и служилых людей в уезде был истреблен голодающими. Лишь весной 1664 г. Лоджан ушел на свои кочевья, «побрав с собою всех киргизов з жонами и з детьми, переграбя, отпущал на свои земли только старых да малых робят».

   В 1666 г. осенью Лоджан нанес последний визит Красноярскому уезду, так как летом 1667 г. близ впадения речки Сизой в Енисей он был разбит калмыками и пленен со всею семьей. Самому Лоджану правитель калмыков Сенгетайша «велел руку правую по завить отсечь и собачья мяса велел Лоджану в рот класть».

   После разгрома алтын-хана власть над киргизами, естественно, перешла к калмыкам. Надо отметить, что предводитель последних, Сенге-тайша, на первых порах отнесся к киргизам вполне благосклонно. Все разрозненные силы киргизов в этот момент начинают сплачиваться вокруг энергичного князя Ереняка, сына Ишея. Постепенно оправившись от монгольских нашествий, киргизы, подкрепляемые войсками калмыков, совершают в 1667, 1673 и 1679 гг. молниеносные и дерзкие налеты на русские ясачные волости, опустошая Красноярский, Томский, Енисейский и Кузнецкий уезды.
Новости: Красноярск сегодня

Под Красноярском на трассе произошло столкновение с экскаватором

Новые тарифы на вывоз мусора станут известны до 20 декабря

Без вести пропавший сын жительницы Канска нашелся в Бразилии

В 2019 году на Универсиаду в Красноярске потратят 7,7 млрд рублей

В Красноярске сотрудники Татышев-парка жалуются на урезание зарплаты

В Красноярске спасатели достали замурованную плитой собаку

13 елок установят в Красноярске к Новому году

Учительница лишилась всего из-за слепой страсти к 15-летнему ученику

В Красноярске вырастет налог на квартиры

Инспекторы ГИБДД спасли на трассе замерзающего котенка

14 ноября в Красноярске стартует Агропромышленный форум Сибири

В Красноярске пустая машина завелась, поехала и пробила стену

В Красноярске сотрудниками ДПС задержан мелкий взяткодатель

В заповеднике «Столбы» спасли косулю от бродячих собак

Полезные новости
13.05.2016
График отключений холодной воды в Красноярске
«КрасКом» опубликовал график отключений холодной воды в Красноярске в рамках подготовке к зиме.

13.01.2016
Что делать, если купили квартиру с браком?
Если вы купили долгожданную квартиру, а там кривые стены и не закрываются окна

13.01.2016
Красноярский Ералаш приглашает на съемки юмористических сюжетов
Стать кинозвездой может любой желающий в возрасте от 5 до 25 лет

04.12.2015
Сколько стоят здоровые зубы
Лечить зубы надо своевременно! Откладывание проблем на потом отберет у вас больше времени, нервов и затрат.

04.12.2015
В России истекает срок бесплатной приватизации жилья
С 1 марта 2016 года не успевшие приватизировать квартиру будут либо платить за ее оформление, либо жить на правах арендаторов.

Архив:
Гостей: 1 | На сайте нет зарегистрированных пользователей | Пользователей: 1 | Посетитель: admin | Уникальных: 684 948
внуков.нет © 2008-2013 k-rsk.info
Rambler