www.k-rsk.info www.k-rsk.info  
  Главная  
  Новости  
  Фотоальбом  
  Статьи  
Загородный дом
Загородный дом - реальность или мечта? Выбираем место для дома Проблемы перепланировки Ипотека - что, где, когда? Новостройки и инвестиции
Случайное фото


Ночной Красноярск
День города
Гость
Забыли пароль?
Имя
Пароль
Сегодня с нами
Красноярск изначальный
   Прибыв к устью Качи в середине июля 1628 г., русские начали спешно возводить укрепления. «Городок дощаной поставили и кругом острожнова места мы, холопи ваши государевы, надолбы укрепили и двойные сцепы поклали ж и острожное место укрепили накрепко»,— писали казаки. Надолбами же, которые представляли из себя разновидность изгороди из длинных березовых столбов, врытых в землю «накрепко» и соединенных сверху и внизу параллельными толстыми жердями, создали своеобразный коридор от места причала судов до места постройки острога: «и надолбы, государь, привели от острогу, где судовому пристанищу быти, до Енисея реки по горе сто сажен».

   Надо сказать, что эта и последующие работы были тяжелыми, требовавшими большой физической силы, выносливости да и умения. «Лес березовый носили на надолбы на себе к острожному месту с версту и болши», — пишут казаки.

   После защиты места постройки острога, да и самих себя, от внезапного нападения одна часть новоселов стала заготавливать лес для острога, а другая приступила к постройке самого острога. Впрочем, первые красноярцы сами об этом лучше расскажут: «И учали мы... березовый лес носити на себе к надолбам и учали острог ставить. И иные... пошли по сосновый лес вверх по Енисею реке с атаманом с Ываном Колцовым сто шестдесят человек для башенново и хоромново лесу выше Красного Яру. И ехали до бору в стругах в ысаулных два дни и наехали бор и добывали сосновый лес на... острог и на башни, и на съезжую избу, и на анбары, и на воевотцкой двор, и на тюрму и на всякую поделку. И добывали мы тот лес недели две, волочили з бору до Енисея реки за версту и дале, и припровадили мы... соснового лесу тысячу двести слег больших. И из березового... лесу и соснового божию милостью и... государевым счастьем острог поставили».

   Пока шла постройка острога, кочевники 26 июля 1628 г. предприняли нападение на строящийся острог, правда, безуспешно. Поэтому, в целях защиты, сразу же после возведения стен «около острогу рвы покопали и чеснок поставили и две башни проезжие срубили в стене, всякая башня с углами по четыре сажени трехаршинных. А на башнях... поставили на столбах три башенки рубленные, башни все покрыти драньем».

   Упоминаемый здесь «чеснок» представлял из себя деревянный частокол с заостренными концами, который устанавливался по дну рва. Другой «чеснок» применялся против конницы врага и представлял из себя железный ёж, стоящий на земле на трех шипах. Четвертый шип с крючком, торчащим вверх, глубоко проникал лошади в копыто и выводил ее из строя. К сожалению, кроме этих скупых данных, иных, проливающих свет на конструкцию оборонительных сооружений первоначального Красноярска, нет.

   Правда имеются описания и чертежи крепостных сооружений Братска, Илимска, Якутска и других сибирских острогов. Кроме того, автор познакомился с описанием другого Красноярского острога, сооруженного в 1648 г. в дельте Волги, неподалеку от Астрахани. Чертежи этого острога приводятся Ф. Ласковским в его книге «Материалы для истории инженерного искусства в России» (Спб., 1885). В этом труде многое говорит за то, что конструкция волжского Красноярска во многих деталях соответствовала конструкции своего сибирского предшественника. Все это позволяет привести ниже описание применявшихся в то время конструкций оборонительных сооружений.

   В Сибири все остроги были деревянными. Основой всякого острога являлась «ограда» или «острог» — тын со сторожевыми и проезжими башнями. Замкнутая линия тыновой ограды крепости могла иметь любое количество сторожевых башен, но если башен было более четырех, крепость называлась городом. Участки городских стен между башнями именовались пряслами. Прясло состояло из нескольких поставленных рядом венчатых срубов-городней, засыпанных землей пли камнями. Иногда это была просто часть тыновой ограды из заглубленных в землю и приостренных вверху бревен.

   «Городни» или «клети» в Древней Руси были основой всех строительных сооружений. Из клетей русские строили дома, амбары, бани, церкви, стайки и т. д.

   Неудобство сооружения крепостной стены из городней-клетей заключалось в том, что боковые части, примыкавшие вплотную друг к другу, быстро загнивали, и городни, ничем не связанные между собой, получали различную осадку. Вследствие этого уничтожалась ровная горизонтальная поверхность стены, и поэтому затруднялись действия защитников крепости.

   Указанные недостатки в значительной мере устранялись при устройстве стен тарасами, главное отличие которых от городнеи заключалось в том, что их наружные и внутренние продольные стены соединялись перпендикулярными к ним поперечными стенками, врубленными в них через три-четыре сажени друг от друга и засыпанными так же, как и городни, землей или камнями. Собственно, тарасой и назывался участок ограды между двумя поперечными стенками. Описанным методом были выполнены стены города Якутска.



   Толщина таких стен колебалась от одной до трех сажен (2—6 метров), а высота была различной, в зависимости от того, ставилась ли стена непосредственно на поверхность грунта или же на вершине вала, но ниже одной сажени (двух метров) стены не делались.

   Тесовый мост, настланный поверх тарас, служа полом для стрелков верхнего боя, образовывал закрытые помещения для стрелков нижнего (подошвенного) боя. Для действия последних в продольной стене были прорезаны три ряда бойниц, а прикрытием для первых служил бруствер, забранный между столбами тесом, имевший два ряда бойниц и прикрытый сверху односкатной крышей. Такие стены не могли долго выдерживать огня осадных батарей, но зато, будучи снабжены достаточным количеством стрелков, открывавших сильный огонь, могли хорошо сопротивляться приступам кочевников и поэтому устраивались в тех случаях, когда нечего было опасаться разрушительного действия артиллерии. Над крепостными оградами устраивались крыши для предохранения стен от атмосферных осадков и для защиты от навесной стрельбы нападающих. На скатах крыш, обращенных в сторону поля, укреплялись иногда бревна, которые скатывались вниз на врагов, подступавших вплотную к стенам.



Наружный фасад крепостной стены «тарасами».

Внутренний фасад крепостной стены «тарасами».

Разрез и план крепостной стены «тарасами».



   Стены такого устройства были более долговечны, чем простой тын из заостренных бревен, но требовали значительного количества материала и времени для своего сооружения. Основатель Красноярска Андрей Дубенский, спеша с постройкой крепости, судя по всему, срубил стены острога самой распространенной в Сибири конструкции. В уже упомянутой книге Ф. Ласковского указано, что «Красноярск при устье Качи... первоначально укреплен был острогом с башнями». Острогом же в то время назывался укрепленный пункт, обнесенный оградою из тына, сверху заостренного. Само название «острог» происходило из свойства его ограды. Тыновая ограда обычно ставилась на острожном валу и достигала высоты 2—3 саженей. Если бревна тына обтесывались, то острог назывался рубленым. На уровне груди от земной поверхности устраивались бойницы подошвенного боя, а на таком же расстоянии от вершины тына прорезались бойница верхнего боя. Под ними для стрелков был устроен помост, вероятно, на тарасах.

   Тарасы, представлявшие из себя небольшие камеры, имели одно неудобство: при активных действиях защитников крепости в них накапливалось большое количество пороховых газов, затруднявших действия защитников крепости.

   Бойницы в то время носили название «городовые и стрельные окна». Для пищалей они прорубались в виде прямоугольных отверстий шириной 30—45 см, высотой 20—30 см в двух смежных бревнах: причем притолки бойниц срубались отвесно, верх горизонтально, а низ скашивался наружу, чтобы приблизить площадь обстрела к подошве стены.


Деталь пищальных бойниц.



   Одна от другой ружейные бойницы отстояли на расстоянии полутора-двух метров. Вдоль всей стены острога от Енисея до Качи шел ров глубиной три метра и шириной около десяти метров. Через этот ров к проезжей башне (Спасской) был перекинут мост. Вторая проезжая башня (Водяная) находилась в середине южной стороны острога, через нее проходило сообщение города с Енисеем.

   Боевые отверстия для пушек устраивались как волоковые окна и вследствие малого калибра орудий имели размеры 75x60 см. Такие бойницы устраивались в проезжих и угловых башнях.

   Башни представляли важнейшую составную часть любой крепости. В плане они были квадратными, шести-и восьмиугольными, все зависело от того, были ли они угловыми — «наугольными» или стояли на прямой линии стен — «стеновые».

   Угловые башни, квадратные в плане, смотрели в поле двумя сторонами, стеновые — одной, причем из-за стены они выступали на 2—3 метра, чтобы из башни можно было стрелять вдоль линии стен для поражения врагов, подошедших к ней вплотную.

   Шестигранные башни смотрели в поле тремя или четырьмя сторонами, а восьмигранные — тремя или пятью. Башни были многоярусными сооружениями. Они служили для наблюдений за действиями противника, поэтому относительная высота их была большой и наверху у них имелись «смотрельни» (дозорные вышки). Пол второго яруса таких башен проходил на уровне пола облама стен (Якутский острог),— (обламы — нависающие карнизы, через щели пола которых можно было поражать неприятеля, подступившего вплотную к стенам или башням); пол третьего яруса— на уровне пола облама самой башни, и наконец, завершала башню дозорная вышка, которая делалась не рублеными венцами, как вся башня, а «стойчатой», обшитой или не обшитой тесом.

   Особый тип представляли из себя «проезжие» башни, через которые шло сообщение города с полем и рекой. Городские ворота устраивались только в башнях, так как были наиболее уязвимым местом ограды, требовавшим особо усиленной обороны и сосредоточенного огня, чего наилучшим образом можно достичь только в башнях.


Угловая башня.

Проезжая башня.



   Наружные и внутренние воротные полотнища башен, которых в Красноярске было две, устраивались в противоположных стенах башен и проезд был «прямым». В проезжих башнях других острогов проезд устраивался и «с поворотом». Проезжие башни Красноярска были «стеновыми». Одна башня (Спасская) находилась в середине западной стены и держала под контролем выход из леса. Вторая, проезжая башня (Водяная) находилась в середине южной стены острога, и через нее происходило сообщение города с Енисеем.

   Пол одного из ярусов башен всегда находился на уровне верха стен, и в башнях всегда имелись боковые двери, через которые защитники могли попадать на стены, поднявшись по лестницам башен. Чтобы не было в башнях толкотни во время боя, делались открытые лестницы. Они находились с внутренней стороны крепости и служили для массового подъема защитников. Боковые двери башен предназначались также для сообщения между двумя пряслами, разделенными башней, т. е. для непрерывного прохода по стенам крепости. Высота сторожевых и проезжих башен была значительной и достигала 18—20 метров. Смотрильни находились па высоте 12 метров от земли и обеспечивали хороший обзор местности, прилегавшей к острогу.

   Площадь основания башни была прямоугольной и, примерно, составляла не менее 6x6 метров, так что ярусы башен могли использоваться как складские и служебные помещения.

   В третьем ярусе проезжих башен размещался «огнестрельный наряд» — пушки, иногда, как и ружья, называемые пищалями.

   На Спасской башне Красноярского острога была установлена затинная пищаль, стрелявшая картечью по коннице противника. На Водяной башне стояла полковая пищаль, метавшая двухфунтовые ядра по судам противника, пытавшимся пристать к берегу.

   В стенах острога имелись также калитки, которые использовались для «выласки» во время осады.

   Все подходы к острогу были защищены «рогатками» из трех и более скрещенных бревен, напоминавшими собой современные турникеты и пропускавшими людей по одному. На холме Кум-Тигей, возвышающимся над городом, там, где находится современная часовня, по преданию, находилась сторожевая вышка.

   Все оборонительные сооружения острога были выполнены исключительно топорами, так как допетровская Русь пилы не знала. Не знала допетровская Русь и слова
«строить», а знала слово «рубить», а отсюда и плотники часто назывались «рубленниками».

   В плане Красноярский острог представлял из себя неправильный четырехугольник размером сто на сто двадцать метров и расположен был между теперешними улицами Каратанова и Просвещения на высоком мысу, при слиянии Качи с Енисеем.



   Западная, «напольная» сторона острога была наиболее укреплена—здесь было сосредоточено наибольшее количество башен.

   Как правило, со временем с напольной стороны у каждого острога вырастал посад, защищенный острожными стенами и башнями.
Там, где откосы мыса осыпались, их укрепляли срубными подпорными стенами, «обрубами». Обрубы со стоящими над ними башнями представляли весьма внушительные и монументальные сооружения.

   Внутри острога служилые люди «поставили анбар четырех сажен для наших хлебных запасов да съезжую избу поставили трех сажен и тюрьму и воеводской двор поставили», а в нем «повалуша на подклети и горница на подклети а промеж их сени с подсеньем» и баня.

   Постройка самого острога заняла немного времени, около месяца. Острог «поставили на боголепное Преображенье» (шестого августа старого стиля), а на Успеньев день (пятнадцатого августа ст. ст.) острог весь отделали». После этого первым красноярцам пришлось позаботиться о своем жилье, но поскольку лес, «которой... припроважен водою... исшел весь на острожной ставке», то они «после острожные ставки ходили с атаманом с Ермаком Остафьевым сто восемдесят человек... в стругах по Енисею реке вверх три днища и наехали бор и припровадили сосноваго лесу тысечю восьмсот дерев больших.. А тот лес добывали на свои избенки... и с тово... лесу зимовья себе... поставили на десяток по избенку».

   Эти «избенки», или зимовья, представляли из себя утепленные мхом невысокие срубы из бревен. Высота их была не более двух метров, а внутренняя площадь не превышала 16 квадратных метров. Потолок этих избушек представлял из себя бревенчатый накат, засыпанный землей и имевший сверху крутую двускатную крышу из колотых плах или драниц. Скаты кровли в центре опирались на горизонтальный чурбак, лежащий на бревенчатом накате. Скрепленная шпонками низкая дверь вращалась на деревянных пятах. Вся постройка выполнялась топором в короткий срок и не имела ни единого гвоздя. У дверей такого жилища, в лучшем случае, располагалась глинобитная печь, в худшем — очаг из речных голышей и плитняка. Печи топились «по-черному», т. е. дым из очага выходил в избу, а из избы через двери и волоковые окна на улицу.

   Пол избушек был земляным, зимой устилался соломой, а летом травою. Освещались избушки лучинами. Впрочем, служилым людям, жизнь которых все время проходила «на шлее, на шесте да на конь» и в этих избенках приходилось жить мало.

   «Мебель» в таких «хоромах» состояла из грубо сколоченного стола из плах, врытого в землю у окна, затянутого бычьей брюшиной, и низких нар, тянувшихся вдоль стен. Нары занимали половину помещения. В качестве постельных принадлежностей использовались солома и верхняя одежда.

   В стены такого жилища были вбиты деревянные колья, на которых вешались пищали, котомки, одежда и прочий убогий скарб новоселов.

   После постройки острога, будучи все в сборе, красноярцы в сентябре 1628 г. составили несколько челобитных царю. В самой пространной из них они описали тяготы своей нелегкой жизни, сопровождавшие их от Тобольска до устья Качи. В ней же писали они и о постройке острога, и о первом нападении на новый острог кочевников. В другой челобитной, жалуясь на ту же тяжелую жизнь, красноярцы просят царя: «В новом Красноярском острошке не вели государь с нас имать свои государеваи пошлины со всяких с судных дел и с купли и с продажи (за) наша службишка и за кровь, чтобы, государь, нам, холопем твоим государевым, будучи на твоей государеваи службе в Красноярском остроге со всякие нужи с наготы и з босоты вконец не погинуть и вперед бы, государь, нам, холопем твоим государевым твоей государевой службы не отстать». В третьей челобитной красноярцы, снова описав свое незавидное положение, просят разрешения поставить в остроге церковь на три престола и просят казну выделить для этой церкви попа, богослужебные книги, колокола и всевозможную церковную утварь — «церковное строенье по чему бы было служить литоргея божия и за тебя, за государя, бога молить».

   Свою крайнюю необходимость в церкви и в попе они объясняют тем, что «будучи на твоей, государевой, службе... со всякие нужи многие перецынжали и перепухли и переранены смертными ранами... и перемерли без отца душевнова, и без отпевания погребены».

   Современнику, конечно, трудно представить сейчас роль церкви и духовенства в русской жизни XVII в. и он, улыбнувшись, подумает: эка важность, не было попа. Но в том-то и дело, что тогда русский человек не мог обойтись без имени бога и не потому, что он был так уж очень сильно набожен, хотя известная доля религиозности и была свойственна ему, так как с самого дня рождения ему внушалось со всех сторон, что все, что создано на земле, и все стихийные явления — «все от бога». В случае удачи русские славили бога, неудачи объясняли «божьей волей» и ни одно событие в жизни русских не обходилось без привлечения к нему «слуг божьих».

   Но дело было не только в религиозности, а еще и в том, что церковь, помимо морально-религиозного, имела юридическое значение. Брак, рождение ребенка, погребение не считали законным, если они не были освящены церковью. Вступление на престол монарха не было законным без церковного обряда. Заключался ли международный договор, отправлялись ли ратники на супостата, закладывалась ли крепость, отъезжал ли купец с товарами, начинался ли сев, обрушивалась ли засуха — люди по каждому такому случаю служили молебен. Перед лицом тяжкого труда и неотвратимого смертного часа душа русского человека жаждала своего бальзама, который проливал на нее обязанный быть при каждом русском «духовный отец и наставник», а попросту — поп. Но с первым попом красноярцам не повезло. Получилось так, что когда Дубенский был в Тобольске, «воевода... князь Ондрей Ондреевич Хованский священника не дал», ссылаясь на то, что царем «о церковном де строении и о священике мне не указано». Тогда там же будущие красноярцы обратились с этой же просьбой в Сибирскую епархию к архиепископу Макарию, но и архиепископ священника не дал. Поэтому, вопреки традиции и обычаю, при закладке Красноярска духовенство, которому вменялось в обязанность «молебствовать и воду святить и святою водой то место кропить», не присутствовало. Так получилось потому, что в Сибири в XVII в. попов была «великая скудость».

   Целый год после того, как Красноярский острог был поставлен, в нем не было ни церкви, ни попа. Об этом и сообщали красноярцы царю в одной из первых своих челобитных, которые вместе с отписками Андрея Дубенского и с послужными списками повезли в Москву пятидесятник Василий Яковлевич Москвитинов и десятник Петр Андреевич Ропот.

   Красноярцы отправились в Москву 15 сентября 1628 г. Неизвестно, когда они туда прибыли, но в конце апреля 1629 г. они еще были там. Ряд документов того времени, касающихся Красноярского острога, говорит, что к просьбам красноярцев, изложенных в их челобитных, Москва отнеслась довольно внимательно и тепло. 26 апреля 1629 г. царь указал выдать красноярцам, принимавшим участие в строительстве нового острога, выдержавших в нем нападение кочевников и покаравших степняков за это нападение, наградное жалованье в размере половины их годовых окладов, освободить их на пять лет от всяких пошлин с купли и с продажи, и возместить им все расходы, понесенные в интересах царской казны. «Это была честь, — пишет первый историк Сибири, академик Г. Ф. Миллер, — которою не мог похвалиться никакой другой город Сибири».

   Одновременно через боярина Ивана Борисовича Черкасского, ведавшего приказом Казанского дворца, а следовательно и Сибирью, отдается распоряжение казанским воеводам о выдаче наградного жалованья для красноярского гарнизона Василию Москвитину и Петру Ропоту, которые прибудут за ним из Москвы. Они же должны были обеспечить красноярцев и охраной до Верхотурья.

   Тридцатого апреля 1629 г. в Тобольск была послана специальная царская грамота архиепископу Макарию, «богомольцу нашему», информирующая его, что из Москвы в Красноярск послан поп со всем церковным имуществом, и предписывающая архиепископу освятить место будущего храма, да и сам храм в новом остроге.

   Находящиеся в Москве красноярцы Москвитин и Ропот обращаются к царю с просьбой, чтобы им из наградного жалованья («послужные деньги»), которыми «ты, государь, нас пожаловал..- за наше к тебе, государю, службишко и за кровь, и за голодное терпение», всем «трем стам человекам по полужалованью всякому человеку» выделили часть денег. Деньги нужны были посланцам «товарищев своих, всех трехсот человек... о своих нужах и покупках», которым на Руси «велели купить не тех денег, выпив, двенадцать пуд воску да ладану, да темьяну (фимиаму) и шендалов (подсвечников). И для раненых, государь, людей розных мазей и малханов, потому что место, государь, новое и нужное и купить негде и не у ново. А приказано, государь, купить нужным людем зипунишек и шубенок и велено, государь, бить челом тебе, государь, о подвотках под покупку товарищев своих». Челобитчики просят эти деньги не опечатывать в Казани в казенные сумы, а выдать им наличными «семь десят рублев денег для... нашие великие, нужи и бедности... что, государь, на Руси дать десять алтын, а в Красном остроге дать два рубли да и взять негде». На обороте этой челобитной наложена резолюция дьяка Ивана Грязева: «По челобитью красноярских челобитчиков Васки Яковлева да Петрушки Ондреева велено выдать им ис тех денег... тридцать пять рублев».

   Под все церковное благолепие и «под воск, и под ладан, и под шендалы» Ямской приказ, которому была спущена 26 апреля 1629 г. наказная память, обязан был выделить до Красноярска семь подвод «с седлы и с уздами, и с проводники».

   Первым священником в Красноярске, посланным из Москвы, был «Дмитрий Климов сын Попов» — «отец Митрий». Кто был первым дьяконом, понять трудно, хотя грамота и говорит, что «велено... и попа и дьякона с Москвы послати», она же указывает, что для освещения места будущего красноярского храма необходимо выслать дьякона из Томска. О том, что в 1630 г. в Красноярске уже был свой дьякон, свидетельствует царская грамота от первого, августа 1630 г. о ликвидации Красноярского острога, в которой предписывалось «попа и дьякона перевести ис Краснова Яру в Енисейский острог». Вполне возможно, что первым дьяконом в Красноярске был некий Лука, о котором говорит книга неокладных расходов Красноярского острога в записи от 17 марта 1634 г., когда в день ангела царевича Алексея, за молебен в съезжей избе «дано священнику Митрею да диакону Луке пять алтын». В это же время в Красноярском остроге были и другие «слуги божьи», среди них был поп Кирилл Никофоров, церковный дьячок Михаил Осипов, пономарь Афанасий Дмитриев, которые служили в первой красноярской церкви, носившей название Преображенской. Позднее, в середине века, в красноярском посаде была выстроена вторая церковь, Покровская.
Новости: Красноярск сегодня

Под Красноярском на трассе произошло столкновение с экскаватором

Новые тарифы на вывоз мусора станут известны до 20 декабря

Без вести пропавший сын жительницы Канска нашелся в Бразилии

В 2019 году на Универсиаду в Красноярске потратят 7,7 млрд рублей

В Красноярске сотрудники Татышев-парка жалуются на урезание зарплаты

В Красноярске спасатели достали замурованную плитой собаку

13 елок установят в Красноярске к Новому году

Учительница лишилась всего из-за слепой страсти к 15-летнему ученику

В Красноярске вырастет налог на квартиры

Инспекторы ГИБДД спасли на трассе замерзающего котенка

14 ноября в Красноярске стартует Агропромышленный форум Сибири

В Красноярске пустая машина завелась, поехала и пробила стену

В Красноярске сотрудниками ДПС задержан мелкий взяткодатель

В заповеднике «Столбы» спасли косулю от бродячих собак

Полезные новости
13.05.2016
График отключений холодной воды в Красноярске
«КрасКом» опубликовал график отключений холодной воды в Красноярске в рамках подготовке к зиме.

13.01.2016
Что делать, если купили квартиру с браком?
Если вы купили долгожданную квартиру, а там кривые стены и не закрываются окна

13.01.2016
Красноярский Ералаш приглашает на съемки юмористических сюжетов
Стать кинозвездой может любой желающий в возрасте от 5 до 25 лет

04.12.2015
Сколько стоят здоровые зубы
Лечить зубы надо своевременно! Откладывание проблем на потом отберет у вас больше времени, нервов и затрат.

04.12.2015
В России истекает срок бесплатной приватизации жилья
С 1 марта 2016 года не успевшие приватизировать квартиру будут либо платить за ее оформление, либо жить на правах арендаторов.

Архив:
Гостей: 1 | На сайте нет зарегистрированных пользователей | Пользователей: 1 | Посетитель: admin | Уникальных: 684 907
внуков.нет © 2008-2013 k-rsk.info
Rambler