www.k-rsk.info www.k-rsk.info  
  Главная  
  Новости  
  Фотоальбом  
  Статьи  
Загородный дом
Загородный дом - реальность или мечта? Выбираем место для дома Проблемы перепланировки Ипотека - что, где, когда? Новостройки и инвестиции
Случайное фото


Зима в Красноярске
День города
Гость
Забыли пароль?
Имя
Пароль
Сегодня с нами
И кнутом и пряником
   Выражение «немирные землицы», часто встречающееся в старых документах в применении к областям, еще не подвластным русским, нельзя понимать буквально, т. е. только как земли, враждебно настроенные против русских, как земли, находящиеся с ними в состоянии войны. Немирными эти земли назывались еще и потому, что между туземцами, населявшими их, и пришельцами к моменту их появления не были установлены официальные мирные взаимоотношения. Именно к этому, к установлению мира, правда, с данью, а не к ведению военных действий, стремилась Москва, посылая правительственные отряды в сибирские немирные землицы, которые еще не «приклонились под высокую государеву руку» и не платили ясак. Поэтому Москва, заинтересованная не в разовой военной добыче, получаемой во время военных действий, а в планомерном и постоянном сборе дани с туземного населения сибирских землиц, стремилась мирным путем присоединить новые земли к Русскому государству. Об этом свидетельствуют наказы, которые получали все воеводы, направляемые в Сибирь: и те, которым предстояло возводить новые крепости в «немирных землицах», и те, которые назначались в уже существующие сибирские города. Все воеводы должны были среди своих многочисленных «служб» выполнить главную, а именно, «тамошних землиц людей, которые наперед сего были государю непослушны, под государьскую высокую руку призывать ласкою: а велеть говорить новых землиц людем, чтобы они великому государю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии служили и прямили и ясак с себя давали, а великий государь царь и великий князь Михаил Федорович всеа Русии, царское величество, их своим царским жалованием пожалует и велит их держать в своем царском милостивом призрении, и от иных землиц велит оберегать их во всем».

   Именно такой наказ, как и все сибирские воеводы, получил в свое время и Андрей Дубенский. В наказе ему говорилось: «Да будет которые землицы учиняца вновь под царевой высокою рукою и ясак с собя платить, и Ондрею тех людей к шерти приводить, и ясак с них имать, смотря по тамошнему делу. И от обид их беречь, чтоб их вдруг не ожесточить, и давать им государева жалованья, сукна, смотря по людем, кому доведеца, и напоить и накормить, и ласку и привет держать, и от служилых людей от обид во всем оберегать.

   А будет на Енисее реке, на походе, или в Качинской землице на Красном Яру ево, Ондрея, и служилых людей тамошних землиц люди встретят и пропустить ево на то место не похотят, и острогу поставить не дадут и учнут с ним бои; и ему Ондрею и служилым людям, прося у бога милости, с ними битися и над ними промышлять сколько милосердный бог помочи подаст».

   Зная, что не всегда обходится миром во вновь присоединяемых к русской державе землях, царское правительство вынуждено было действовать по принципу «кнута и пряника». В качестве «кнута» в «немирные землицы» приходили воины с пищалями, саблями, копьями и пушками. А в качестве «пряника», «на ласку» воевода имел «государево жалованье для тамошних землиц людей», которые «учиняца под государской высокой рукой», заключавшееся, например, у Дубенского в «пяти аршинах сукон летчиных, семнадцати фунтов меди в котлах, полупуде олова в блюдах и полупуде каменья одекую». Для этой же цели предназначались «20 четей муки, 10 четей круп, 10 четей солоду ржаного и муки овсяной, 10 ведер вина горячего, 2 пуда меду и 2 пуда хмелю».
   Прежде чем инородцы начинали платить ясак, глава племени давал с себя и своего племени клятву (шерть). У татар и остяков обряд шерти заключался в следующем: на земле расстилалась медвежья шкура и на нее становился на колени глава племени. Один из русских служилых людей держал над его головой обнаженную саблю, на острие которой был укреплен кусок хлеба, посыпанный солью. В это время второй через толмача зачитывал текст шертоприводной записи. Для арийского князца Татуша, с которым встретился Дубенский, она звучала так: «Яз, Татуш Алыбаев, даю шерть государю своему, царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Руссии самодержцу, Владимирскому, Московскому, Новгородскому, царю Казанскому, царю Астраханскому, царю Сибирскому, государю Псковскому и великому князю Смоленскому, Тверскому, Югорскому, Пермскому, Вятскому, Болгарскому и иных, государю и великому князю Новагорода, Низовские земли, Черниговскому, Рязанскому, Половецкому, Ростовскому, Ярославскому, Белозерскому, Лифляндскому, Обдорскому, Кондинскому и всея северные повелителю и государю Иверские земли, Карталинских и Грузинских царей, и Кабардинские земли, Черкасских и Горских князей и иных многих государств государю и обладателю, по своей бусурманской вере, на том, что быть мне, Татушу, под его государской высокой рукою, и ему великому государю служить и прямить и добра хотети во всем, и ясак ему великому государю давати по вся годы безпременно, как и иные его государевы ясачные подгородние люди, и ему великому государю не изменять, и над его государевыми служилыми людьми дурна ни какого не чинить и не побивать. А будет мы в которых людей сведаем шатость и измену, и мне, Татушу на тех людей про тот их воровской завод извещать государевым служилым людям, и на тех государевых изменников стояти нам с государевыми служилыми людьми вместе, и иных свою братью арийских людей ко государской милости призывать.

   Что в сей записи написано, великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Руссии самодержцу, мы арийские люди и я, Татуш, шерть даем."

   А будем мы, арийские люди и я, Татуш, не учнем великому государю служить и прямить и во всем добра хотети, или государева ясака не учнем давати, или государевых служилых людей учнем побивати, или под государские вотчины под городы и под остроги учнем приходить, или про новые землицы служилым людем не учнем сказывать и новых землиц свою братью под государьскую высокую руку не учнем приводить, или услыша у своей братьи какое лихое умышленье на государевых служилых и на промышленных и на ясачных людей, и про то не учнем извещать его государевым служилым людем, а нам бы, за нашу неправду, рыбы в воде и зверя в поле, и птицы не добыта, и чтоб нам, за нашу неправду, с женами и с детьми и со всеми своими людьми помереть голодной смертью, и чтоб нам, за нашу неправду, со всем своим животом и скотом напрасно погинуть, и чтоб нас, за нашу неправду, государская хлеб и соль по воде и по земле не носила; и как по земле пойдем или поедем, нас бы земля поглотила: а как по воде поедем и нас бы вода потопила. Шертую на том, на всем, великому государю, как в сей записи писано».

   По прочтении текста записи шертовавший съедал посоленный хлеб и, то прикладывая руки к сердцу, то воздевая их вверх, добавлял: «А не учну я государю своему и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Руссии служить как в сей записи писано, и буди на мне божий огненный меч, и побий меня государевы хлеб и соль и ссеки мою голову эта вострая сабля».

   На шертовании князец объявлял количество своих людей, которые будут платить ясак. Арины должны были давать по 5 соболей с «лука». Как мы увидим ниже, шерть инородцами неоднократно нарушалась.
После обряда шерти полагалось «рукоприложиться», т. е. расписаться на шертоприводной записи. Но у красноярских инородцев собственной письменности не было и обычно в таких случаях ставились родовые «знамена», «клейма», «тамги», представлявшие примитивное изображение стрел, юрт, луков, зверей, деревьев и т. д.

   После обряда принесения шерти воевода должен был «кормить и поить довольно» за счет казны шертовавшихся князцов. А чтобы в дальнейшем туземцы не уклонились от уплаты ясака, «откочевав в дальние волости», воевода обязан был взять с них аманата, т. е. заложника. Заложники содержались в выстроенных специально для этой цели «аманацких дворах». Когда туземцы приносили ясак, воевода выпускал заложника, но тут же брал «вперемену» другого. Каждый воевода старался заполучить в заложники «добрых аманатов, а не худова роду», т. е. чтобы князец в заложники «дал своего сына, или брата, или племянника».

   В Красноярском остроге на первых порах «аманацкий двор» представлял собой простую избу с караульным помещением. Аманата полагалось содержать на казенный счет. Когда была возможность, аманаты получали «поденный хлеб, и мясо, и рыба, и брага ежеден». Чаще всего было «государево жалованье им дают хлебом, понемногу», тогда «аманацким людем живет нужа большая».
Но, стремясь действовать «пряником», русские прибегали и к кнуту. Первый такой удар кнутом в немирных землицах, окружавших Красноярск, русские были вынуждены нанести в августе 1628 г. Это было вызвано тем, что тюлькинские князцы Татуш и Абытай, которые в мае дружелюбно встретили отряд Дубенского, 26 июля «приходили к острогу в куяках и пансирех». Но русские служилые люди «многих мужиков побили и качинские и тюлкинские мужики откочевали от тово острогу прочь, в степь вверх по Енисею». Это первое нападение на Красноярск, как и все последующие, было организовано киргизскими князцами, уже до этого неоднократно нападавшими на Томск и Кузнецк. Чтобы обезопасить себя, Дубенский, достроив острог, предпринял ответные действия: «в прошлом де во 136-ом годе августа 136-ом годе августа в 16 день,— докладывал он Москве, — посылал я на качинцев и на аринов войною атамана Ивана Кольцова и с ним служилых 140 человек, и, божьей милостью и государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Руссии счастьем, атаман Иван Кольцов кыргыских и каченских и арийских татар повоевали, многих побили и жены их и дети в полон поймали». Через неделю, 23 августа, вторая группа служилых людей в количестве 50 человек во главе с атаманом Ермаком Остафьевым ходила в степи, на пашни качинцев, где пряталась часть аринов, не успевшая со всеми уйти «в киргизы».

   После карательной экспедиции Кольцова и Остафьева, как сообщал Дубенский, «...и качинцы под твою высокую государеву руку приклонились же и ясак дали и иные прикочевали под город. А и достальные качинские люди сроку прошали до травы, как де будет корм конем, оне будут все под острог кочевать. И впредь качинские и арийские люди хотят государю ясак давать по вся годы сполна и без недобору, а сего де году мы были в побегах». 1629 г. прошел для аринов спокойно. Арины поняли, что с русскими лучше жить в мире и всячески старались это показать. В 1630 г., когда из острожной тюрьмы сбежало несколько тубинскйх и моторских князцов, захваченных на Кане после того, как убили там Ивашку Бабушкина и еще двух сборщиков ясака, арины и качинцы поймали беглецов и доставили в острог. Новый красноярский воевода Архип Акинфов распорядился повесить пойманных. Тогда киргизы, которым казненные были «род и племя», во главе с князцом Табуном, «наспех собравься» в количестве 360 человек 13 августа «подошли изгоном» к острогу. Отогнав 35 лошадей у красноярских служилых людей, киргизы напали на аринов и качинцев и, убив у них 5 или 6 человек, 65 качинцев «угнали з животы и скотом, з жены и детьми в киргизы и на пашнях хлеб государев и казачий пожгли». Это был улус князца Талбирея. Той же осенью качинцы вернулись на свои кочевья, а в следующем, 1631 г., они принимают участие в операции против киргизов в составе русского карательного отряда, найдя, очевидно, что русский кнут бьет сильнее киргизского, а пряник слаще того, который им могли дать киргизы, если они вообще когда-либо его давали своим кыштымам.

   В мае 1631 г. арины вновь помогли русским. Они поймали в своих улусах двух кызылов, приехавших к аринам «подсматривать и проведывать по наущению киргиз». Стало ясно, что киргизы готовятся к новому набегу. Чтобы сорвать нападение киргизов, воевода Акинфов решил первым напасть на них. Для этого он указал атаману Дементию Злобину немедленно выступить со своей сотней «в киргизы». Арийские князцы Татуш и Абытай, сын Татуша Абык, качинский князец Талбирей, князец ястинцев Бозандай и другие били челом, чтобы им вместе с русскими разрешили идти на киргизов «де мы в твою государеву службу годимся». Желающих присоединиться к русским набралось сто человек. Соединенный отряд разгромил улусы киргизских князей Ишея и Иженея, причем у Иженея пленили всех его жен и детей. В этом походе инородцы потеряли семь человек.

   Сибирские воеводы не могли без царского указа, своей властью, судить и наказывать и, тем более, убивать плательщиков ясака. В любом указе царь требовал: «Ясашных людей не жесточить и ласка и привет держать, и от служилых людей от обид во всем беречь». Как дорожило царское правительство контингентом плательщиков ясака, видно из документа, в котором томский воевода приказывает красноярскому жестоко наказать красноярского казака Федора Жукова за его угрозы татарам, которые чуть «не отложилися от высокой государевой руки».

   В 1648 г. имел место такой же случай с другим красноярским казаком, Андреем Сорокиным, которой угрожал арину Кулаку Безрукому царской грамотой, якобы велевшей «де ему Кулаку от5ечь голову и за ноги повещать, и всем де им аринцам и качинцам головы отсечь, государь де прислал саблю на них». Последствия такой угрозы встревожили воеводу Михаила Дурново. Посланные им служилые люди собрали по улусам 30 арийских и качинских князцов, перед которыми воевода выставил «на обличение» Сорокина. Изобличив Сорокина «в воровстве и измене», воевода официально заявил князцам, что «от государя опалы и гнева на вас никакова нет, и впредь не будет, а вы б и впредь таких воров и изменников не слушали и в сумление не падали б». Провинившийся был пытан и бит перед князцами «и скаска ему была: не изменяй и от государевой милости татар не отгоняй!». После этого воевода тех князцов «на своем дворе поил и кормил довольно».

   По царскому указу сибирские воеводы были обязаны от инородцев их челобитные принимать «беспошлинно» и рассматривать «безмешкотно», но жалобам русских на туземцев ходу не давать. Все это связывало, порою, по рукам русскую администрацию и служилых людей в отношении карательных мер и позволяло татарам нарушать свою шерть. При всем этом воеводы были обязаны на казенный счет «кормить и поить пришедших с вестьми и ясаком» туземцев.

   Сибирские города, испытывая постоянную нужду в людях, непрочь были поверстать в состав служилых подгородних татар, заинтересованных в этом, так как военная служба освобождала их от уплаты ясака. Красноярский воевода Карамышев ввиду малолюдства гарнизона вынужден был прислушаться к подгородним татарам, просившим «поверстать их в государеву службу на те упалые места» и сложить с них ясак, т. е. на тех же условиях, на каких служили тобольские, томские «и иных городов служилые юртовские татаровя». Арины отправили в 1635 г. в Москву челобитную, в которой указывали, что «служат де они всякие государевы службы, конные и пешие с красноярскими служилыми людьми вместе, и у них де на тех службах под многими лошади побиты, и ясак с собя дают, и в подводах для всяких государевых дел и для ясашнова збору в землицы с красноярскими служилыми людьми ходят, да у них же емлют в омонаты детей, и сами де в оманатех седят, а государева же денежнова и хлебнова жалованья и корму им не указано, и они де, всякие государевы службы и в подводах гоняючи и ясак с собя платя, обнищали и обдолжали великими долги». А посему «царь-государь, смилуйся, пожалуй».
Красноярцы, будучи в Москве, поддержали аринов. «И только де государь пожалует их, и своево государева ясаку с них имать не велит, а велит их, князцов и лутчих улусных мужиков, поверстать своим государевым жалованьем, то от них бы де никакие шатости впредь не чаять, и в государевых бы службах с ними служилым людем была помочь великая, а только де государева ясаку с них не сложить и государевым жалованьем их, холопей твоих, не поверстать, и от них де чаять всякова дурна потому, што около Краснова острогу полегли земли немирные многие».

   Воевода Карамышев извещал Москву, что он на свой страх и риск, хотя это ему было строжайше запрещено, «поверстал самолично 50 лутчих людей из тех татар в те упалые места и велел им с красноярскими служилыми людьми служить твою, государеву конную службу и во всякие посылки ходить и в отъезжие караулы ездить». В Томск, которому в то время был подчинен Красноярск, Карамышев направил делегацию из четырех аринов—Татуша с сыном Бабуком, Омочая Куташева и Балыка Омочаева, чтобы разрядный воевода санкционировал его решение.

   Пока Москва и Томск решали вопрос о поверстании подгородних красноярских татар «в государеву службу», киргизы 14 сентября 1635 г. напали на Красноярский уезд и, как впоследствии рассказывали сами татары, «те киргизы, подошед безвестно у нас, холопей твоих, караулы скрали и увели нас всех с собою в киргискую землю з женами и детьми в неволю». Так что, собственно говоря, и верстать то было некого.

   Узнав про это, томский воевода князь Ромодановский отложил дело с поверстанием их на службу и лишь «учинил годовые оклады тем четырем челобитчикам»— шесть рублей Татушу и пять рублей Бабуку и по четыре рубля остальным двум. А Москва выговаривала новому красноярскому воеводе Федору Михайловичу Мякинину, который в октябре 1635 г. сменил Карамышева: «А к нашему воеводе Миките Карамышеву такова государева указа не посыловано, чтоб юртовских татар выбрать в государеву службу. И какие им службы служить мочно и в службе их государю какая прибыль будет ли, кольких человек Микита Карамышев выбирал без государева указу собою, обо всем о том отписати к Москве, к государю». Все это объясняется тем,что правительство никак не хотело «порухи в государевой ясашной казне».

   Поверстание татар в службу не освобождало их, однако, от обязанности давать заложников, и воевода Мякинин «взял на оманацкой двор Алдалка Татушева и Омочайку Куташева с их женами». Впрочем, он их «в день за острог в юрты без караульщиков до ночи отпускал», чтобы они не умерли с голоду и от цинги» «потому как в остроге хлебных запасов в житницах нет, и от того им скудость большая, и те де оманаты кормяца, ходя по них в юрты».

   Таким образом, политика правительства по отношению к местному населению была сложной и требовала от воевод, проводивших ее, известной гибкости. Нужно было и расположить к себе туземцев лаской и в то же время держать их под неусыпным контролем и в случае неповиновения — покарать; нужно было увеличивать число налогоплательщиков и в то же время необходимость заставляла за счет налогоплательщиков увеличивать гарнизоны сибирских крепостей. Со всеми этими делами воеводы должны были справиться самостоятельно, «смотря по тамошнему делу и по своему высмотру», решая каждый конкретный случай с сообразно сложившимся условиям и исходя из общих установок, которые давала в своих наказах Москва.

   Завершая эту главу, хотелось бы напомнить читателям одно обстоятельство. В течение XVI—XVII столетий русские землепроходцы прошли громадный континент от Урала до Тихого океана. Прошли, неся большие трудности и лишения, теряя десятки людей и не вступая без необходимости в вооруженные столкновения с аборигенами, уважая, так сказать, «права человека», в тогдашнем толковании этого понятия.

   В связи с этим невольно вспоминается другое движение
европейцев, с востока на запад, начало которому положил Христофор Колумб. Буквально за одно столетие были уничтожены отрядами конкистадоров цветущие империи инков и мая, огнем и мечом истреблены целые народы.
Новости: Красноярск сегодня

Под Красноярском на трассе произошло столкновение с экскаватором

Новые тарифы на вывоз мусора станут известны до 20 декабря

Без вести пропавший сын жительницы Канска нашелся в Бразилии

В 2019 году на Универсиаду в Красноярске потратят 7,7 млрд рублей

В Красноярске сотрудники Татышев-парка жалуются на урезание зарплаты

В Красноярске спасатели достали замурованную плитой собаку

13 елок установят в Красноярске к Новому году

Учительница лишилась всего из-за слепой страсти к 15-летнему ученику

В Красноярске вырастет налог на квартиры

Инспекторы ГИБДД спасли на трассе замерзающего котенка

14 ноября в Красноярске стартует Агропромышленный форум Сибири

В Красноярске пустая машина завелась, поехала и пробила стену

В Красноярске сотрудниками ДПС задержан мелкий взяткодатель

В заповеднике «Столбы» спасли косулю от бродячих собак

Полезные новости
13.05.2016
График отключений холодной воды в Красноярске
«КрасКом» опубликовал график отключений холодной воды в Красноярске в рамках подготовке к зиме.

13.01.2016
Что делать, если купили квартиру с браком?
Если вы купили долгожданную квартиру, а там кривые стены и не закрываются окна

13.01.2016
Красноярский Ералаш приглашает на съемки юмористических сюжетов
Стать кинозвездой может любой желающий в возрасте от 5 до 25 лет

04.12.2015
Сколько стоят здоровые зубы
Лечить зубы надо своевременно! Откладывание проблем на потом отберет у вас больше времени, нервов и затрат.

04.12.2015
В России истекает срок бесплатной приватизации жилья
С 1 марта 2016 года не успевшие приватизировать квартиру будут либо платить за ее оформление, либо жить на правах арендаторов.

Архив:
Гостей: 1 | На сайте нет зарегистрированных пользователей | Пользователей: 1 | Посетитель: admin | Уникальных: 684 917
внуков.нет © 2008-2013 k-rsk.info
Rambler